Профиль риска сердечно-сосудистых заболеваний у женщин среднего возраста с преждевременной недостаточностью яичников: исследование случай-контроль

31.07.2020 - 10:11 2
Профиль риска сердечно-сосудистых заболеваний у женщин среднего возраста с преждевременной недостаточностью яичников: исследование случай-контроль

Актуальность:

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) во всем мире являются ведущей причиной смерти женщин. Профиль риска ССЗ ухудшается после наступления менопаузы. Согласно определению, преждевременная недостаточность яичников (ПНЯ) диагностируется при наступлении менопаузы до 40 лет, что может сделать этих женщин еще более восприимчивыми к развитию ССЗ в более позднем возрасте. Однако данные проспективного долгосрочного наблюдения за женщинами с ПНЯ скудны. В настоящем исследовании мы сравниваем профиль ССЗ и риски ССЗ у женщин среднего возраста с диагностированной ранее ПНЯ с аналогичными показателями популяционной референсной группой, сопоставимой по возрасту и ИМТ.

Методы и результаты:

В исследование было включено 123 пациентки (возраст 49,0 (±4,3) г.), у которых была диагностирована ПНЯ 8,1 (межквартильный размах [interquartile range] IQR: 6,8-9,6) г. ранее, и 123 женщины контрольной группы (возраст 49,4 (±3,9) г.). Всем женщинам был выполнен обширный стандартизированный скрининг сердечно-сосудистой системы. Оценивали факторы риска ССЗ, включая окружность талии, ИМТ, артериальное давление, липидный профиль, скорость пульсовой волны (pulse wave velocity [PWV]), а также частоту сахарного диабета, метаболического синдрома (MС) и толщину комплекса интима-медиа (КИМ) сонных артерий, как у пациенток с ПНЯ, так и у женщин контрольной группы. Мы рассчитали 10-летний риск ССЗ по Фрамингемской шкале риска и сердечно-сосудистые показатели (ССП), предложенные Американской ассоциацией сердца. Окружность талии (90,0 (IQR: 83,0-98,0) по сравнению с 80,7 (IQR: 75,1-86,8); р<0,01), отношение окружности талии к окружности бедер (0,90 (IQR: 0,85-0,93) по сравнению с 0,79 (IQR: 0,75-0,83); р<0,01); систолическое артериальное давление (124 (IQR 112-135) по сравнению с 120 (IQR109-131); р<0,04) и диастолическое артериальное давление (81 (IQR: 76-89) по сравнению с 78 (IQR: 71-86); р < 0,01); частота артериальной гипертензии (37% (n=45) по сравнению с 17% (n=21); р<0,01) и МС (16% (n=19) по сравнению с 3% (n=4); р<0,01) были достоверно выше у пациенток с ПНЯ по сравнению со здоровыми женщинами контрольной группы. Однако другие факторы риска, такие как уровень липидов, глюкозы и частота диабета, были аналогичны при сравнении пациенток с ПНЯ и женщин контрольной группы.  Жесткость артерий, оцениваемая методом PWV, также была одинаковой в обеих популяциях (8,1 (IQR: 7,1-9,4) по сравнению с 7,9 (IQR: 7,1-8,4); р=0,21). Кроме того, толщина КИМ была меньше у женщин с ПНЯ по сравнению с показателями контрольной группы (550 мкм (500-615) по сравнению с 684 мкм (618-737); р<0,01). Рассчитанный 10-летний риск ССЗ составил 5,9% (IQR: 3,7-10,6) по сравнению с 6,0% (IQR: 3,9-9,0) (р=0,31), а текущие ССП составили 6,1 (1,9) по сравнению с 6,5 (1,6) (р=0,07) у пациенток с ПНЯ и женщин контрольной группы, соответственно.

Заключение:

У женщин среднего возраста с ПНЯ чаще присутствуют  неблагоприятные факторы риска ССЗ (увеличение окружности талии и более высокая распространенность артериальной гипертензии и МС) по сравнению с контрольной популяцией, сопоставимой по возрасту и ИМТ. В отличие от этого, текущее исследование показывает меньшую толщину КИМ и аналогичный 10-летний риск сердечно-сосудистых заболеваний и сердечно-сосудистые показатели. Таким образом, ни признаков преждевременного атеросклероза, ни более выраженного риска ССЗ или более плохого состояния здоровья среди женщин среднего возраста с ПНЯ по сравнению с популяционным контролем не наблюдалось. Для установления того, действительно ли женщины с ПНЯ подвергаются повышенному риску развития ССЗ в дальнейшем, необходимы более долгосрочные исследования, включающие женщин более старшего возраста.


The cardiovascular risk profile of middle age women previously diagnosed with premature ovarian insufficiency: A case-control study
Marlise N Gunning 1Cindy Meun 2Bas B van Rijn 3 4Nadine M P Daan 1Jeanine E Roeters van Lennep 5Yolande Appelman 6Eric Boersma 7 8 9Leonard Hofstra 6 10Clemens G K M Fauser 10Oscar L Rueda-Ochoa 8 11Mohammad A Ikram 8 12Maryam Kavousi 8Cornelis B Lambalk 13Marinus J C Eijkemans 1 14Joop S E Laven 2Bart C J M Fauser 1CREW consortium
PLoS One. 2020 Mar 5;15(3):e0229576.
doi: 10.1371/journal.pone.0229576. eCollection 2020.
https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/32134933/

Перевод и адаптация:
Сапрыкина Людмила Витальевна
К.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии ЛФ ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России



Комментарии

Для доступа к комментариям необходимо войти или зарегистрироваться

Тематики

Тематики гинекологии Бесплодие Дисменорея Материнская смертность Новости российской медицины Беременность Воспалительные заболевания Вульвовагинальные заболевания Генетика Грудное вскармливание Дети Исследование Контрацепция Материнская смертность Миома матки Менопауза Недержание мочи Онкология Мастопатия Нормативно-правовая документация Пролапс тазовых органов Рак эндометрия Рак шейки матки Рак груди Рак яичников Роды Сахарный диабет Урогенитальные инфекции Цистит Хирургия ЭКО Эндометриоз Урологическая интернет-конференция №8 «Аккредитация, НМО, личный бренд и юридическая грамотность» Материалы конгрессов Российская научно-практическая конференция с межд. участием «Снегиревские чтения» II Региональный научно-образовательный форум акушеров-гинекологов Час с ведущим гинекологом Мастер-класс «Тазовая хирургия: реальность и перспективы» I Международный конгресс "Патология шейки матки, влагалища и вульвы"