Влияют ли экстракорпоральное оплодотворение, внутриматочная инсеминация или женское бесплодие на риск врожденных пороков развития при одноплодной беременности? Национальное лонгитюдное исследование Франции

28.02.2021 - 00:20 7
Влияют ли экстракорпоральное оплодотворение, внутриматочная инсеминация или женское бесплодие на риск врожденных пороков развития при одноплодной беременности? Национальное лонгитюдное исследование Франции

Цель исследования: Цель исследования – оценить приводят ли ЭКО, ВМИ или женское бесплодие (например, вследствие эндометриоза, синдрома поликистозных яичников и первичной недостаточности яичников) к повышенному риску врожденных пороков развития при одноплодной беременности.

Краткое резюме: После многомерных корректировок повышенный риск врожденных пороков развития при беременности, наступившей после ВМИ, больше не был значимым, но факт женского бесплодия был потенциальным риском в дополнение к риску, связанному с ЭКО.

Актуальность: Большинство эпидемиологических исследований показывают, что плоды при одноплодной беременности, наступившей после ВРТ, имеют более высокий риск врожденных пороков развития, в частности опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой и мочевыделительной системы. Однако большинство этих исследований были основаны на данных, полученных при рождении или в неонатальном периоде, а также из относительно небольших популяций или нескольких реестров. Более того, насколько нам известно, женское бесплодие, которое является потенциальным спутником при выполнении ЭКО, никогда не включалось в оценку риска.

Дизайн исследования, размер, продолжительность: Используя данные базы Французской Национальной системы здравоохранения, был выполнен сравнительный анализ всех родов во Франции за 5-летний период (2013-2017 гг.) при одноплодной беременности (роды в сроке ≥22 недель беременности и/или >500 г веса при рождении), наступившей при переносе свежего или криоконсервированного эмбриона (ПСЭ или ПКЭ в циклах ЭКО/ИКСИ), ВМИ и при спонтанно наступившей беременности (СНБ). Данные были доступны для этой когорты детей, по крайней мере, до раннего детства (2,5 года).

Пациенты/материалы, место проведения, методы: В общей сложности в исследование было включено 3501495 родов при одноплодной беременности (3417089 – после СНБ, 20218 - после ВМИ, 45303 – после ПСЭ и 18885 – после ПКЭ). Данные были извлечены из национальных баз данных здравоохранения и использованы для выявления основных врожденных пороков развития. Пороки развития были классифицированы в соответствии с Международной классификацией болезней 10 пересмотра. Для анализа влияния способа наступления беременности были проведены многомерные анализы с использованием множественных логистических регрессий, скорректированных на возраст матери, факт первых родов, ожирения, курения, наличия в анамнезе высокого артериального давления или диабета и женского бесплодия.

Основные результаты и роль случайности: В данной когорте детей общая распространенность врожденных пороков развития составила 3,78% после СНБ, 4,53% - после ПСЭ, 4,39% - после ПКЭ и 3,91% - после ВМИ (132646 детей с основными пороками развития). По сравнению с новорожденными, зачатыми естественным путем, дети, родившиеся после ПСЭ и после ПКЭ, имели значительно более высокую распространенность пороков развития со скорректированным отношением шансов (сОШ) 1,15 [95% ДИ 1,10-1,20; р<0,0001] и сОШ 1,13 [95% ДИ 1,05- 1,21; р=0,001], соответственно. Среди 15 соответствующих изученных подгрупп пороков развития наблюдали значительно повышенный риск восьми пороков развития в группе после ПСЭ по сравнению с группой при СНБ (пороки развития опорно-двигательного аппарата, сердца, мочевыделительной, пищеварительной, нервной, дыхательной системы, расщелины губы и/или неба). В группе после ПКЭ повышенный риск наблюдался для пороков развития пищеварительной системы и лицевого черепа. Общий риск врожденных пороков развития и риск по подтипам был одинаковым в группе после ВМИ и группе при СНБ (общий риск: сОШ 1,01 [95% ДИ 0,94-1,08; р=0,81]). Кроме того, наблюдалось общее независимое увеличение риска врожденных пороков развития при наличии у матерей эндометриоза (сОШ 1,16 [95% ДИ 1,10-1,22]; р<0,0001), СПКЯ (сОШ 1,20 [95% ДИ 1,08-1,34]; р=0,001) или ПНЯ (сОШ 1,52 [95% ДИ 1,23-1,88]; р=0,0001). Хромосомные аномалии, врожденные пороки сердца и неврологические нарушения чаще встречались в трех группах с женским бесплодием.

Ограничения, причины: Не учитывались мужское бесплодие, метод экстракорпорального оплодотворения (т. е. экстракорпоральное оплодотворение с/без инъекцией сперматозоидов: обычное ЭКО по сравнению с ИКСИ) и стадия эмбриона при переносе. Кроме того, нельзя исключить остаточные вмешивающиеся факторы, а также неопределенность в отношении диагностических критериев, используемых для групп женского бесплодия. Результаты для конкретных пороков развития следует интерпретировать с осторожностью, поскольку в некоторых подгруппах число случаев было небольшим (потенциально из-за ошибки типа I или множественного тестирования).

Более широкие последствия полученных результатов: В этом крупном исследовании после многомерных корректировок на материнские факторы сохранялся умеренно повышенный риск пороков развития после ЭКО, в то время как риск, связанный с ВМИ, больше не был значимым. Кроме того, результаты показали, что материнское бесплодие может способствовать повышению риск пороков развития, связанных с ЭКО. Эти новые результаты подчеркивают важность учета методов ВРТ-лечения и типа бесплодия.

Ключевые слова: Вспомогательные репродуктивные технологии; дети; врожденные пороки развития; женское бесплодие; одноплодная беременность

Do in vitro fertilization, intrauterine insemination or female infertility impact the risk of congenital anomalies in singletons?
A longitudinal national French study Patricia Fauque 1, Jacques De Mouzon 2, Aviva Devaux 3, Sylvie Epelboin 4, Marie-José Gervoise-Boyer 5, Rachel Levy 6, Morgane Valentin 7, Géraldine Viot 8, Marianne Bergère 9, Claire De Vienne 9, Philippe Jonveaux 9, Fabienne Pessione 9 Hum Reprod. 2021 Feb 18;36(3):808-816.
https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/33378527/

Перевод и адаптация:
Сапрыкина Людмила Витальевна
К.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии ЛФ ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России

Тематики

Тематики гинекологии Бесплодие Дисменорея Материнская смертность Новости российской медицины Беременность Воспалительные заболевания Вульвовагинальные заболевания Генетика Грудное вскармливание Дети Исследование Контрацепция Материнская смертность Миома матки Менопауза Недержание мочи Онкология Мастопатия Нормативно-правовая документация Пролапс тазовых органов Рак эндометрия Рак шейки матки Рак груди Рак яичников Роды Сахарный диабет Урогенитальные инфекции Цистит Хирургия ЭКО Эндометриоз Тяжелый случай Урологическая интернет-конференция №8 «Аккредитация, НМО, личный бренд и юридическая грамотность» Материалы конгрессов Российская научно-практическая конференция с межд. участием «Снегиревские чтения» II Региональный научно-образовательный форум акушеров-гинекологов Час с ведущим гинекологом Мастер-класс «Тазовая хирургия: реальность и перспективы» I Международный конгресс "Патология шейки матки, влагалища и вульвы"